Логотип Биоэнергетика РК

Новости

В Коми брикеты и гранулы из древесного сора отвоевывают котельные у угля.

Топливо из древесных отходов вместо угля или мазута – насколько это экономично, экологично и вообще возможно к внедрению на нашей территории, может ли быть выгодным производство древесных брикетов и пеллет? Ответы на эти вопросы пытались найти представители СМИ в ходе пресс-тура по районам Коми. Что представляет собой биоэнергетика в нашем регионе, разбиралась и журналист «Республики».

Ради «горячей точки»

В июне этого года правительством Коми был подписан трехлетний план мероприятий по развитию биоэнергетики в республике, включающий в себя увеличение производства в регионе биотоплива, замену в различных котельных – коммунальных, объектов образования и здравоохранения, ведомственных и социальных учреждений – угля на древесные брикеты, строительство новых котельных на биотопливе.

Основная причина такого внимания к биоэнергетике кроется не в выгоде, хотя во многих случаях отопление брикетами или пеллетами действительно обходится дешевле, чем использование электричества, мазута и даже угля. Дело в том, что Коми буквально завалена гниющими древесными отходами. Советом стран Баренцева региона в Коми определена экологическая «горячая точка» Ко-7 – «Отходы деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности». Древесные отходы захламляют леса и окраины городов и весей, повышая пожарную угрозу, отравляют воду в реках и озерах, когда попадают туда. Со всеми этими невостребованными опилками, щепой, корой и горбылем нужно как-то бороться. И желательно не просто уничтожать, а пускать в дело.

По мнению депутата Госсовета Коми Валентины Жиделевой, официально курс на развитие биоэнергетики республика взяла в июне 2010 года на заседании правительства региона, посвященном использованию низкосортной и мелкотоварной древесины. После этого и началась активная разработка соответствующих проектов, республиканская и муниципальная поддержка «отходного бизнеса».

В 2011 году посодействовать Коми в решении проблемы древесных отходов взялась Норвегия: представители компании «Норск Энергии» предложили организовывать для местных специалистов тренинги и семинары по так называемому чистому производству. В результате сотрудничества норвежской компании, Министерства промышленности, энергетики и транспорта РК, Сыктывкарского лесного института развернулась активная работа по популяризации биотоплива в регионе, информационной поддержке предпринимателей, желающих заняться производством пеллет или брикетов. Нынешний пресс-тур был также организован в рамках экологически-энергетического сотрудничества Коми и Норвегии.

Первые попытки наладить в республике переработку древесных отходов в топливо предпринимались и до 2010 года, но не всегда удачно. Производство топливных гранул в Ношуле Прилузского района, на которое затратили более 70 миллионов рублей, было запущено в 2006 году, а через два года встало. Одной из причин неудачи называлась неразвитость рынка потребления биотоплива в Коми, пеллеты шли только на экспорт. Кризис 2008 года добил этот бизнес. По словам заместителя министра промышленности Коми Александра Гибежа, часть оборудования завода до сих пор стоит в Ношуле, но заработает ли оно когда-нибудь – вряд ли кто-то сможет сказать. Но в скором времени свое пеллетное производство в Прилузье планирует открыть компания «Лузалес».

Более успешной оказалась идея с запуском пеллетного производства в Троицко-Печорске, которую начали реализовывать почти одновременно с проектом в Ношуле. Впрочем, предприятие «ПечораЭнергоРесурс» основную ставку на топливные гранулы не делало, видя в этом производство, сопутствующее изготовлению пиломатериалов. Но из-за того же отсутствия спроса на биотопливо на внутреннем рынке первые годы предприятие тоже отправляло пеллеты на экспорт.

Более-менее заметным явлением биоэнергетика на территории региона стала пару лет назад. На биотопливо начали переводить котельные, которые до этого работали на угле, мазуте или электричестве (газ остается самым выгодным вариантом – там, где он есть, вопроса о переходе не возникает). Сейчас только в ведении «Коми тепловой компании», по словам ее гендиректора Игоря Глухова, находится 60 котельных, работающих на брикетах. В разных районах Коми появляются небольшие муниципальные котельные на пеллетах, как правило, отапливающие отдельные социальные объекты. Предприятия, занимающиеся переработкой древесных отходов, стали появляться одно за другим, хотя похвастаться стабильным сбытом пока могут не все.

Есть рельсы – нет спроса

Сейчас в Коми работает полтора десятка предприятий, выпускающих пеллеты или брикеты, а иногда и то и другое. В Сыктывкаре участникам пресс-тура решили продемонстрировать производство биотоплива на двух предприятиях – «СевЛесПил» в Эжве и «Лес-Инвест» в Човъю. И если «СевЛесПил» – одна из крупнейших в Коми лесоперерабатывающих компаний, о которой давно знают, то производство в Човъю достаточно компактное и запущено чуть ли не на днях.

Для «СевЛесПила» запустить изготовление топливных брикетов и гранул было производственной необходимостью. У предприятия солидные объемы переработки древесины – пиломатериалов производится более 200 тысяч кубометров в год, так что и отходов немало. Частично некондиция используется для нужд предприятия, здесь с 2014 года есть своя мини-ТЭЦ, работающая на кородревесных отходах. По словам главного энергетика предприятия Максима Овечкина, благодаря этой ТЭЦ предприятие полностью обеспечивает себя теплом, горячей водой и электроэнергией. Что касается биотоплива на продажу, то этой весной на «СевЛесПиле» запущена одна пеллетная линия производительностью 800 килограммов в час, параллельно монтируется вторая очередь. Планируется, что завод сможет выдавать по 42 тысячи тонн пеллет в год. В 2013 году запустили линию брикетирования, производящую сейчас порядка 550 тонн продукции ежегодно.

Как рассказали на предприятии, брикеты поставляются на котельные, а еще их уже «распробовали» некоторые местные дачники – «СевЛесПил» стоит как раз по пути к массиву эжвинских садово-огородных товариществ. Что касается гранул, то их «СевЛесПил» планирует поставлять на экспорт. Почему на местный рынок особой надежды в этом плане нет, стало понятно при посещении предприятия «Лес-Инвест» в Човъю: его руководство, демонстрируя свежепроизведенные пеллеты, сетовало на то, что «Коми тепловая компания» для своих котельных этот продукт брать не хочет, да и вообще местных покупателей пока не видно. А заехавший в этот момент на «Лес-Инвест» лесопромышленник Декарт Магомедов, гендиректор предприятия «Вендинга-лес» в Удорском районе, заявил, что в его продукции – топливных брикетах – тепловики тоже не заинтересованы. Правда, ему удалось официально защитить тариф на свою продукцию и начать ее продавать местным жителям, имеющим право на субсидию на твердое топливо, но предложение пока превышает спрос, и, по словам Декарта Магомедова, ему пришлось построить очень большой склад.

Позже представители «Коми тепловой компании», в том числе и ее гендиректор Игорь Глухов, объясняли свою позицию: почему у одних производителей биотоплива они продукцию берут, а у других нет. Во-первых, «КТК» нужны в первую очередь брикеты, а не пеллеты. Чтобы перевести угольную котельную на брикеты, фактически никаких затрат не требуется, только объяснить кочегарам, что теперь тягу нужно немного уменьшить. А пеллеты рассчитаны на котлы с автоматической подачей топлива, потребуется новое оборудование, что затратно. К тому же пеллетные котельные целесообразнее делать там, где больших объемов выработки тепла не требуется, допустим, ставить их в частных домах или для отопления сельских школ, садиков, клубов, спортивных центров, ФАПов.

Во-вторых, в некоторых случаях и брикеты для тепловиков невыгодны. Касается это муниципалитетов Коми, через которые проходит железная дорога. Если по ней на котельную без проблем поставляют каменный уголь и он с учетом доставки обходится в ту же сумму, что и брикеты, а то и дешевле, то зачем что-то менять и отказываться от старых надежных поставщиков? Мало ли, некрупное брикетное производство завтра встанет, и чем тогда топить котельные? Исходя из этого на Удоре тепловики брикеты пока игнорируют, а в ряде южных районов, через которые железная дорога не проходит, очень даже ценят.

Тем не менее некие надежды на развитие своего производства Декарт Магомедов связывает как раз с железной дорогой: вроде бы его брикетами заинтересовались в ЯНАО и даже подумывают закупать их для отопления жилищ оленеводов.

Позже, общаясь с журналистами, Игорь Глухов настоятельно рекомендовал всем предпринимателям, прежде чем вкладывать средства в пеллетное или брикетное производство, сначала детально обсудить все возможные плюсы и минусы с потенциальными покупателями: может, в иных случаях и не стоит овчинка выделки.

Биоэнергетика по-усть-куломски

Следующим пунктом поездки значился Усть-Куломский район, организаторы пресс-тура пояснили, что этот муниципалитет в плане развития биоэнергетики сейчас практически образцово-показательный.

Однако по пути в Усть-Кулом пришлось проехать через территории, где планов по развитию биоэнергетики было громадье, но дела пошли не так, как задумывались. Речь идет о «деревянной горе» в сыктывкарском Лесозаводе, где отходы лесопереработки копились почти семьдесят лет, и о Корткеросском районе, который несколько лет позиционировался как пилотный в части передового обращения с древесными отходами.

Свалка в Лесозаводе в прошлом году начала было постепенно уменьшаться: ООО «Биоэнергетическая компания» выстроило теплоэлектростанцию и стало использовать скопившиеся отходы в качестве топлива. Однако в нынешнем году электростанция встала, а на руководителя компании Алексея Крюкова завели уголовное дело. Суть в том, что станция начала работать без получения компанией лицензии на эксплуатацию технически опасного объекта. В минпроме Коми, впрочем, полагают, что вопрос с получением лицензии все же разрешится и объект снова будет запущен. Что касается Корткеросского района, то в переработку для изготовления биотоплива здесь собирались пускать не только отходы лесной промышленности, но даже ветхие деревянные дома. В районе появилось несколько котельных, работающих на топливных гранулах. При поддержке республиканского бюджета строились площадки для временного хранения древесных отходов, планировалось, что при этих площадках появятся производства, которые и будут снабжать топливом новые котельные. Однако производств этих пока не появилось, и пеллеты и брикеты для топок Корткеросского района поступают из других муниципалитетов Коми. А долгожданный прорыв по развитию биоэнергетики в отдельно взятом районе совершили соседи-устькуломцы.

– В Усть-Куломе нам впервые удалось создать полную биотопливную цепочку. Здесь была на паритетных началах устроена площадка хранения древесных отходов – 20 процентов вложил муниципалитет, 80 процентов – республика. Администрация района смогла найти предпринимателя, который создал бизнес по переработке этих отходов в топливные брикеты. И благодаря сотрудничеству администрации и «Коми тепловой компании» котельные начали переводиться с угля на брикеты, – отметил заместитель начальника управления – начальник отдела лесопромышленного комплекса минпрома Коми Андрей Кривошеин.

По мнению руководителя районной администрации Сергея Рубана, наладить пресловутую цепочку для муниципалитета было крайне важным: главный сектор экономики района – лесное хозяйство, расчетная лесосека – почти шесть миллионов кубометров древесины, лесозаготовкой и лесопереработкой занимаются более сорока предприятий. Одних пилорам в районе полсотни. Соответственно, отходов лесного производства очень много, вплоть до того, что местные грибники жаловались, что в их излюбленных местах теперь вместо грибов – залежи гниющего горбыля. А налаживать переработку некондиции большинству представителей малого лесного бизнеса экономически нецелесообразно. Поэтому и решили, что нужно создать площадку, на которую предприниматели будут свозить древесные отходы, а перерабатывать их станет другой бизнесмен.

Строительство площадки обошлось в тридцать миллионов рублей, отходы на нее поставляют двенадцать предпринимателей. Но со многими из них перед этим пришлось проводить долгую воспитательную работу, не все хотели за свой счет возить древесные отходы на переработку, предпочитая нелегально транспортировать их в лес, никак не решая вопросы утилизации.

Завод по производству топливных брикетов ООО «ТБ Усть-Кулом» был запущен в декабре 2013 года. Объемы работы зависят от спроса, зимой, к примеру, предприятие работает в круглосуточном режиме, летом сбавляет обороты. Работало оно и в момент визита журналистов: щепа, горбыль, опилки перемалывались в мелкий «фарш», подсушивались, и из них формировалась и шла по конвейеру длинная древесная «колбаса» в руку толщиной, которая потом разрезалась на равные части-брикеты. Завод расположен в переоборудованном старом здании, раньше здесь был гараж. Районная администрация передала его предприятию в аренду, причем ремонтные работы в этом строении пошли в счет арендных платежей. Кроме того, местные власти помогли с приобретением погрузчика. На брикетах от «ТБ Усть-Кулом» местные котельные проходят уже третий отопительный сезон.

Как пояснили в «Коми тепловой компании», в Усть-Куломском районе у нее 20 котельных, семь из них сейчас работают на брикетах и одна на пеллетах. Остались две угольные котельные, но их в скором времени тоже собираются перевести на брикеты. Также нужно решать вопрос с единственной оставшейся в Усть-Куломе мазутной котельной. Остальные котельные работают на дровах, и их на новые виды топлива переводить пока не планируется. Тут дело еще и в социальной ответственности: дрова на котельные поставляют мелкие предприниматели, для которых это солидная статья доходов – не стоит оставлять безработными людей в сельской местности, где и так с трудоустройством дела обстоят непросто.

Как рассказал гендиректор «ТБ Усть-Кулом» Дмитрий Конаков, сейчас предприятие поставляет брикеты на котельные Усть-Куломского, Корткеросского, Койгородского, Прилузского районов, часть покупает местное население. Бывает, и из Сыктывкара частники за брикетами на машинах приезжают. Кочегары котельной в Усть-Куломе заменой угля на брикеты довольны: работа стала и легче, и чище.

Впрочем, об одном минусе от перехода усть-куломских котельных на брикеты в администрации все же рассказали: угольные котельные в качестве побочного продукта вырабатывали две тонны шлака с каждых десяти тонн угля. Шлак шел на отсыпку дорог или производство шлакоблоков, а теперь этого «сырья» уже практически не стало.

За прошлый год «ТБ Усть-Кулом» переработало в брикеты 26 тысяч кубометров отходов, подобная цифра ожидается и в текущем году. Однако этого явно недостаточно: по подсчетам специалистов, в прошлом году район произвел больше трехсот тысяч кубометров древесных отходов. К тому же возят свою некондицию на площадку в Усть-Кулом только те предприниматели, чье производство находится не более чем в 50-60 километрах от райцентра, для других это слишком накладно.

Базирующийся в отдаленном от райцентра Югыдъяге лесопромышленник Виктор Белый уже наладил на своем производстве переработку «мусора», запустив в 2015 году брикетную линию. Правда, делают там брикеты не цилиндрической формы, как в Усть-Куломе, а «кирпичики» марки RUF. Эта продукция также идет в местные котельные, частникам и на продажу за пределы района. Также здесь выпускают пеллеты, на которых работает котельная больницы в Югыдъяге, планируется поставка пеллет в Печорский филиал «Коми тепловой компании».

Есть идея реконструировать котельную в поселке Помоздино, чтобы она тоже работала на древесных отходах – щепе, переделать под пеллетную школьную котельную в поселке Диасеръя.

На вопрос об экономической целесообразности перевода котельных на брикеты усть-куломские тепловики уверяют, что она очевидна: брикеты, произведенные на разных предприятиях Коми, сейчас продаются в среднем по 4000-4600 рублей за тонну, уголь с учетом доставки обходится примерно в такую же сумму. При этом теплотворность брикетов где-то на 20-30 процентов выше, чем у качественного угля.

От Ижмы до Италии

В Троицко-Печорском районе в день приезда журналистов оба предприятия, производящих биотопливо, – «ПечораЭнергоРесурс» и «Азимут» – вынужденно встали по уважительным причинам.

– На улице минус 35, при такой температуре древесина так промерзает, что становится как стекло, для лесопильного оборудования это очень плохо, – пояснил гендиректор ООО «ПечораЭнергоРесурс» Андрей Ярмолик.

На линии «ПечораЭнергоРесурса» произведенные ранее пеллеты фасовали по мешкам, а брикетные на «Азимуте» отдыхали.

– Мы сегодня свою полочку в бизнесе заняли, сырьем обеспечены, продаем пеллеты, пиломатериалы, погонажные изделия, мебельный щит делаем. Сейчас в планах увеличение лесозаготовки и переработки, – рассказал Андрей Ярмолик. – Кстати, мы были первыми в России, кто запустил производство пеллет высшей категории – DIN PLUS. Это высокий стандарт качества, которому мы изо всех сил стараемся соответствовать, из-за этого даже на некоторое время производство останавливали. У нас был отечественный котел без золоудаления, зола летела на продукцию, так что ее содержание немного превышало норматив. Купили датский котел, ситуация улучшилась, свой сертификат мы подтвердили. Радует, что наш внутренний потребитель пеллет начал расшевеливаться, и сейчас мы продаем продукцию не только за границу. Примерно половина наших пеллет идет в Италию, а остальное – на внутренний рынок. Корткеросский район покупает наши пеллеты, Ухта, вот только что машина из Ижмы за ними пришла.

По словам Андрея Ярмолика, в данный момент предприятие производит около тысячи тонн пеллет в месяц. Но все отходы пока перерабатывать не удается.

– Вариантов у нас два: либо ставим еще один цех по производству пеллет, более мощный, либо делаем теплогенератор на отходах. С пеллетами не все так просто, если бы была республиканская программа перевода маленьких котельных в отдаленных поселках на них, я бы решился. Что касается теплогенератора, то мы можем взять тот самый старый отечественный котел, который у нас раньше был в пеллетном цехе, и производить с его помощью тепловую энергию. Вопрос – зачем? Возможно, тогда имеет смысл создать свое тепличное хозяйство, благо места у нас достаточно, – размышляет гендиректор предприятия.

Свою теплоэлектростанцию, работающую на древесных отходах, хотят установить и на соседствующем с «ПечораЭнергоРесурсом» предприятии «Азимут». Оборудование уже заказано и должно прибыть в Троицко-Печорский район весной. А сейчас, когда морозы отступают, там делают брикеты двух видов – руфовские «кирпички» и цилиндры по стандарту Nestro. Порой между производителями этих двух видов брикетов чуть ли не баталии случаются: что лучше, от чего теплоотдача выше? Здесь же решили не мудрствуя лукаво поставить две линии – пусть покупатель сам разбирается, что ему больше нравится.

Однако «азимутовская» продукция при этом продается чуть дороже, чем брикеты большинства других производителей Коми. Видимо, играет роль разная себестоимость производства биотоплива, а также тот факт, что явно развитой конкуренции на этом рынке в республике пока нет. Как и единства во взглядах предпринимателей на то, какое оборудование стоит ставить на пеллетные и брикетные линии, как сделать производство хотя бы минимально выгодным. Андрей Ярмолик, к примеру, несколько скептически отозвался о предприятиях, где площадка хранения отходов открытая. По его мнению, в таком случае слишком велики энергозатраты на сушку сырья. А пермский предприниматель Артур Киракосян, изготовивший сушильное оборудование для предприятий «Вендинга-лес» и «Лес-Инвест», убеждал журналистов, что при правильной технологии экономично и быстро сушить «хоть до черноты» можно какие угодно древесные отходы – хоть со снегом пополам.

Одни предприниматели считают, что рациональным производство топлива из древесных отходов может быть только в качестве дополнительного при крупном лесоперерабатывающем предприятии. Другие с радостью готовы, не имея собственных лесопилок, «сесть на полигон», куда свозятся горбыль, щепа или опилки. На обратном пути из Троицко-Печорска на мобильный телефон Андрея Кривошеина позвонил житель республики, который очень хотел организовать переработку древесных отходов в Прилузском районе, и попросил содействия минпрома Коми в подборе площадки под производство. Возможно, в республике скоро появится еще одно предприятие, производящее пеллеты или брикеты.

Анна Потехина, газета «Республика»,
фото Анны Потехиной и Дмитрия Напалкова.
15.12.2016
Наверх